Матрона Московская биография

Матрона перебирается в Москву

Было Матроне всего семнадцать лет, когда пришла новая немочь: ноги отказали. Обезножела она в Себинском храме. Вкусила святых даров, а тут ноги отнялись. Говорят, она заранее знала, что так будет. Молилась, чтобы чаша сия ее миновала. Но восприняла эту болезнь как должное: значит так Господу надо.

И более пятидесяти лет провела Матрона, сидя на кровати или сундуке с поджатыми ножками, в неустанной молитве. Так встречала людей, к ней шедших за советом, здоровьем, помощью, успокоением вопреки запретам властей. Сначала в Себино сидела, потом в Москву перебралась.

А было дело так. Еще революция была только в проекции, а Матрона уже била тревогу. Чуяла, что над Россией черные тучи сгущаются, что придут скоро тяжелые времена. Молилась денно и нощно, но разве можно было ту беду отвести? Не зря она икону «Взыскание погибших» заказала, не зря рассказывала о своих видениях страшных. Говорила она, что «будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать». Станут люди хватать землю, себе присваивать чужое. А потом все разбегутся, кто куда. И останется на многие годы земля в запустении. И там, где храмы были, трава сорная встанет; и не одно поколение людей вырастет, от Бога отлученных.

Приходили в дом Никоновых люди, принимала их Матрона. Родители ей во всем помогали, а братья, Иван да Михаил, которых она в детстве «бедными» называла, в ее прозорливость не верили. Рукой махали на все: если кто исцелился после общения со слепой, так то совпадение, сам бы поправился; какая баба благополучно родила – так и сама бы родила, такое бабье дело; если что из слов Матронушки сбывалось, так тоже невелика невидаль: оно всегда и бывает в жизни или так, как ты сказал, или наоборот. Не верили они ни во что, в церковь не ходили, лбы не крестили, так, без веры, и жили.

А пришла революция — и оба брата Матроны стали большевиками. На хорошем счету у коллективизаторов оказались, помогали с единоличниками да кулаками тем бороться. Матронушка их пыталась вразумлять: свои же все, соседи да родственники, что же вы делаете, будто и крестов на вас нет? А они рубашки поднимают, показывают демонстративно: и правда, нет на них крестов, поснимали. Говорили: «Ты даром что сестра нам да увечная. Но особо-то не возникай. Потому как и не таких окорачивали».

Матрона в ответ только молилась за своих братиков бедненьких. А что делать с ними? Если нет в них понимания Господа, если такие уродились не пойми в кого, калеки духовные, инвалиды.

Посмотрела-посмотрела Матронушка на то, что братцы ее творят, помолилась за них да и решила перебраться в Москву из родного Себина. Жалко ей их было, не хотела их подводить. А то на них уже коситься стали: сами правильные, а сестра у вас такая отсталая, все молится да пророчит невесть что — непорядок.

А Матрона, и правда, все молилась и молилась. Уже и на лбу ямка видна стала от постоянного прикладывания перстов в крестном знамении. Жалела она всех очень, всей душой болела за людей и за Россию, которую бесовское наваждение одолело.

 

Вернуться на главную страницу